Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Себе для памяти: о попах и правоохранителях

https://www.pravmir.ru/otkrytoe-pismo-svyashhennikov-v-zashhitu-zaklyuchennyh-po-moskovskomu-delu/
"В отношении фигурантов «московского дела», вызывают наше недоумение приговоры суда в сравнении с другими, гораздо более мягкими приговорами, которые вынесли российские суды обвиняемым в более тяжелых преступлениях. Мы считаем, что наказание должно быть соразмерно нарушению закона, а власть накладывает на человека дополнительную ответственность, а не освобождает от нее. В противном случае само правосудие превращается в насмешку и «массовый беспорядок»"

И опять об Александра Ярославича и "цивилизационный выбор"

Странный я человек. Много странного можно услышать в этих ваших интернетах, можно даже коллекции собирать.
Вот я например, давно уже коллекционирую перлы про
"цивилизационный выбор" гражданина Невского А.Я.

Пример свежего пополнения:
святой Александр Ярославич в жизни был не святым, с Ордой сдружился, а с Западом воевал. И что во многом цивилизационный выбор был сделан именно Александром. «
Александр приехал в орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал сыном хана и в 1252 году привёл на Русь татарский корпус с опытным нойоном Неврюем» - это Гумилев. И по мнению многих историков именно дружеские отношения Александра с Батыем, а позже с Сартаком и Берке заложили основу развития Руси в русле монголо-татарском.
Однако таков был свободный выбор святого Александра Ярославича, именно выбор а не вынужденный союз с непреоборимой силой. То, что не была сила татарская силой непреоборимой, доказывает вхождение Киева в Великое княжество Литовское - таково мнение такого авторитетного историка Древней Руси как Игорь Данилевский.
Т.е. в середине XIII и даже еще в начале XIV у Руси был выбор - двигаться в союзе с Западом или с Востоком, с Литвой или с Ордой

http://trim-c.livejournal.com/1744056.html

Ну что тут скажешь... так и представляю себе картину маслом.
В горнице сидит-скучает молодой парень, отправленный суровым батюшкой к Господину Великому Новгороду и Святой Софии, работать там "голосом великого князя".
Влетает взъерошенный Пелгусий.

Княже! Разбойные свеи в устье Невы. Небось, хотя торговлю нашу перехватить, окно в Европу нам законопатить.
А парень на это спокойненько так отвечает.

Не мельтеши. Не мешай нашему европейскому выбору супротив Орды злокозненной. Свеи эти окопаются. Выборг-2 поставят-укрепят, и от этого хан сразу устрашится: сбежит от дух либерального в глубь своих степей. Так победим!
Эх, Александр, Алексашка. Уничтожил ты наше свободное демократическое будущее.

Снова и снова повторяю: жаль, что образ А. Я. не забрали себе умеренные западники (а П.А. ведь начинал это дело!). Князь, в тяжелых условиях оставивший за Русью берег Невы и Псков, отлично для этого подходит. А тут еще и мирная, видимо, переписка с наместником Петра :-)
  • Current Music
    Кантата «Александр Невский»
  • Tags

Интересная статья "на подумать"

http://gefter.ru/archive/21225

я бы не писал столь резкий текст, если бы труды «новых атеистов», посвященные религии, не издавались тысячными тиражами под эгидой «научно-популярных» изданий. Если бы их имена не звучали в связи с просветительскими организациями типа «Династии» или «Эволюции». Если бы их сторонники не фигурировали в делах о лженауке.

Скажу предельно жестко: труды «новых атеистов» — это не «научно-популярная» литература, это мировоззренческая беллетристика, написанная с обскурантистских позиций


Мой скромный опыт (http://don-beaver.livejournal.com/60339.html?page=2   как пример) общения с людьми, что
1) активно пишут научно-популярную, "просветительскую" литературу
2) ведут публичную "борьбу с религией" (демонстрируя при этом впечатляющую безграмотность в обсуждаемых вопросах, а также зияющие gaps in logic)
заставляет меня встретить данный текст со вниманием.


И еще один крайне полезный текст о "специфике" позиции отдельных известных "полпуляризаторов науки" (а по своместительству -- борцов с "опиумом для народа"):
http://plakhov.livejournal.com/223393.html

Интересные чешуйки на картинах истории науки и религии

Соберу  здесь, дабы не забыть, свои разрозненные мысли по поводу рассуждений умных людей (и в первую очередь -- ув. wyradhe), касающихся до истории религии. Ну и истории науки :-)

1. Появление концепции "души"/"волшебного мира", черезвычайно распространенной среди обществ нашей планеты, имеет явные рациональные "корни", возникает из рационального осмысления распространенного эмирического опыта человеков... из рационального осмысления сновидений.

опыт - это, в конечном счете, совокупность наших ощущений, но всех ли ощущений? Мы готовы судить о тех или иных явлениях окружающего мира, видя кошку за окном (то есть относим эту "видимость" кошки к нашему "опыту"), но не берем при этом в расчет такую же или иную кошку, увиденную нами во сне, хотя мозг в обоих случаях получает примерно одинаковые картинки. Таким образом, "научное" мышление подвергает логической обработке далеко не весь "опыт" ("ощущения") человека, а только ту его часть, что считается репрезентативной, т.е. действительно позволяющей судить о реальности. Все прочие ощущения отводятся как чересчур искажающие или слишком слабо отражающие реальность, чтобы их можно было использовать. Однако где проходят - или должны проходить - границы репрезентативного и нерепререзентативного опыта? Ответ на этот вопрос кажется каждому из нас совершенно ясным. Все ощущения можно разделить на три группы:
1) т.н. "объективные" (проверяемые различными органами чувств, не зависящие от усилия нашей воли и подтверждаемые показаниями других носителей и фиксаторов ощущений, будь то люди или приборы);
2) "подсознательно-субъективные" (доступные только нам и неулавливаемые вовне, однако также появляющиеся независимо от нашей воли, как бы сами по себе, - например, сны);
3) "сознательно-субъективные" (субъективные и при этом измышленные нами сознательно, - например, кошка, которую мы вспомнили и представили себе. Чтобы испытать и удержать такие ощущения, требуется определенное усилие воли, а при его прекращении они размываются и исчезают). К репрезентативному эмпирическому опыту мы относим исключительно первую категорию ощущений.

...
человек древности не подозревал о существовании субъективно-подсознательного мира как самостоятельного, обособленного и от сознательной субъективности, и от внешней реальности и способного к самодвижению и саморазвитию. А отказывая подсознательному миру в подобной самостоятельности, он и должен был воспринимать все сколько-нибудь яркие и устойчивые внутренние ощущения, не вызванные сознательным усилием воли, в точности как показания приборов.
http://www.wirade.ru/babylon/babylon_rac_relative_priroda_magii.html

2. Проснувшийся в пещере охотник помнил о том, что он только что дрался с пещерным медведем в дальнем лесу так же хорошо, как он помнил все обстоятельства позавчерашней охоты. Вот только кости от той охоты были в наличии, а полученные в бою с медведем раны -- нет.
Отказаться от использования памяти вообще? Невероятно опасно. Память об удачных охотничьих приемах + умение рационально осмыслять и обобщать накопленный опыт охот (и не только) -- могучее оружее в борьбе за выживание. Соответственно, появление методик работы с субъективно-подсознательным (а затем и "профессиональных" применителей таких методик в лице колдунов и жрецов)  оказалось полезной адаптацией.

3. Наука как логико-эмпирическое построение картин мира, считающая любую полученную при этом "истину" относительной (то есть предусматривалось, что она может содержать ошибку, а истинной ее считали в меру ее логико-эмпирической доказательности) включала религии Древнего Мира как свои составные части.
Метод греческой (как и индийской, как и китайской) онтологической философии - опираться на интуитивные ощущения смысла и соотношения наших понятий как на точное отражение реальности (что и передавалось формулой " истинно только то, что может быть непротиворечиво помышлено" - рассудим, чему, каким умственным ощущениям в реальности отвечают эти слова!) - возник не на пустом месте и был вполне в духе познания первобытности и древности вообще.

4. В 750 г. до н.э. - 800 г. н.э. в Западной Евразии возникала и развилась принципиально новая тенденция:
стали появляться и распространяться картины мира, включающие "тотально истинные" догматические внедоказательные суждения. На правах бреда я бы указал здесь, что такой новации могло способствовать изменение направлений "внешнего давления" на популяции: благодаря техническому прогрессу опасности от встречи с чересчур хитрым хищником и/или слишком чуткой добычей стали менее значимым, большую роль стали играть в вопросе выживания "командные действия" больших и очень больших масс людей, ну а распространение среди "своих" "догматически-обоснованных" картин мира могло, теоретически, снизить издержки на внутри-групповые трансакции.
Отметим, что наука привыкла оперировать и
догматическими внедоказательными суждения, и суждениями "предыдущего класса" (логико-эмпирическими, относительными и доказательными), причем суждения догматического класса использовались и как фундамент для выведения суждений старого типа (логических) из них - как из заведомо истинного опыта.

5. В Новое время появилось новое издание науки, провозгласившее возращение к строго логико-эмпирическому относительственно-доказательному познанию, причем опыт работы науки с догматическими внедоказательными суждениями оказался в определенный момент полезен в деле исключения из самого понятия "опыта" всего "подсознательно-субъективного".
http://wyradhe.livejournal.com/365905.html?view=12099921#t12099921
А ведь даже понятие мгновенной скорости, введенное в современную физику Галлилеем и Ньютоном, резко противоречит интуитивным ощущениям смысла и соотношениям между понятиями (Зеннон не даст соврать!) и немыслимо без описанной выше редукции понятия "опыт".

«Тысячелетняя культурная катастрофа»,

Возрождение и кто во всем этом виноват.

Уважаемые френды, нужна ваша помощь.
Вот здесь вы можете видеть наш долгий-долгий спор с ув. wolf-kitses на вечную тему «Религиозные корни тысячелетней культурной катастрофы в истории человечества»: http://wolf-kitses.livejournal.com/303858.html?thread=7904242#t7904242
А здесь – иллюстрацию к знаменитому тезису о «тысячелетней культурной катастрофе, что поразила мир с победой одного религиозного учения»:http://don-beaver.livejournal.com/60339.html Иллюстрацию, на мой взгляд, не слишком грамотную (интересный "противовес" к прозвучавшим рассуждениям о "причинах темных веков" можно найти здесь: http://holmogor.livejournal.com/5330495.html ).
Я крайне неприятно потрясен. Увюз don-beaver, оставивший не слишком приятное впечатление вот в этой дискуссии -- http://don-beaver.livejournal.com/60339.html?thread=3084723#t3084723 -- оказался, кажется, ипостасью известного писателя, о котором я слышал много хорошего. Очень надеюсь, что по ссылке перед нами был пример временного умопомрачения, от которого никто не застрахован, и в своих книгах, адресованных "юным вундеркиндам", ув. don-beaver демонстрирует больше адекватности, больше знаний, больше стиля... ну или хотя бы не рассуждает об истории и прочей "гуманитарной болтовне" :-)
Сущностный центр этой иллюстрации – график, как бы изображающий (а) число изобретений и открытий в единицу времени (синий сплошной) и (б) влияние эмпиризма в общем умонастроении общества. Да, качество приведенных «данных» не выдерживает никакой серьезной критики, но что-то смутно похожее на положение дел на Европейском субконтиненте и Ближнем Востоке он отражает.
А теперь – важный для меня вопрос для проверки собственного зрения и остаточных интеллектуальных ресурсов:
I. вы все видите, что синий график начинает «ползти» вниз где-то на рубеже тысячелетий?
А если вы это видите, то как можно вообще рассуждать о «христианских корнях» тысячелетнего культурного кризиса (III-XIII веков), раз кризис начался ДО того, как одно из многочисленных вероучений начала нашей эры хоть сколь-нибудь заметно распространилось (про серьезное политическое или экономическое влияние я уж молчу)??? В записках условного Марка Аврелия не видно никакого особого "растлевающего" влияния христианства :-)
А еще я хотел бы понять, как в рассуждениях на эту тему можно упорно не замечать того, что мы можем по большей части только догадываться о состоянии умаов и сердцец людей Западной Европы V-VIII веков. Потому что это -- ТЕМНЫЕ ВЕКА!!!, века после крушения всего Римского мира, после грандиозных социальных, культурных потрясений этого времени, не сводимых к одному лишь тлетворному влиянию христианства .Collapse )
Казалось бы, никакого фундамента для вопроса о «религиозных корнях тысячелетней катастрофы» нет и быть не может. Но я слишком уважаю wolf-kitses, чтобы списывать его позицию на одну простую невнимательность. Да и ув. френд Сергей Аладнов и многие иные разумные люди не раз и не два выступали с подобными тезисами. Так чего я не вижу в упор????

II. Есть серьезные вопросы и к еще одному крайне популярному тезису: «Но стоило церкви разжать свои стальные когти… экспоненциальный рост числа реализовавшихся талантов появляется именно тогда, когда интелектуальный слой стал освобождаться от религии». Снова не буду спорить с, якобы, имевшим место экспоненциальным ростом числа гениев в Европе (который начался, если верить приведенным графикам, где-то в Эпоху Возрождения). А вот к «разжатым когтям Церкви» есть пара серьезных вопросов :-)
Дело в том, что в XV-XVII веках в одной отдельно взятой Европе влияние христианства было СИЛЬНЕЙ, А НЕ СЛАБЕЙ, чем в веках V-VII Мы уже говорили выше о том, что в 600… 800-ых годах нашей эры на заметной части территории Европы христианство существовало НЕ в виде государственной религии.
И даже в номинально «христианских» странах новая вера была религией лишь малой части общества (во всяком случае, для той же Восточной Европы был характерен очень значительный период между формальным крещением – и достаточно широким распространением христианства).
Наконец, даже в номинально христианизированной среде средневековой знати при сколь-нибудь близком знакомстве с её жизнью регулярно сталкиваешься с образчиками удивительной религиозной терпимости (если не равнодушия). В качестве примера разберу реакцию относительно хорошо мне знакомых князей и королей Восточной Европы на кусок пергамента, положенный кардиналом Хумбертом на алтарь константинопольской Святой Софии. Ответом на Великую Схизму со стороны той же Русской церкви стал поток грозной обличительной «антилатынской» литературы, а затем – уже и решительный запрет всякого со злыми еретиками общения:
«вере же латынской не прилучатися… и всего обычая и норова их и блюстися, своих же дочерей не даяти за не, ни поимати у них… » [Феодосий Грек, «О вере крестьянской…», БЛДР, 1997, т. 1, стр. 448]
Православные русские князья (равно как и их западные коллеги) внимательно выслушали поучения своих духовных отцов, пожали плечами – и забыли. Уже после Раскола 1054 года Collapse )

Глупость или измена?

«Семибоярщину» и знаменитое приглашение на Российский престол королевича Владислава из рода Ваза принято считать апофеозом «предательской политики крупного боярства». Вот только я никогда не понимал, где в той политике московских верхов скрыта «измена национальным интересам» (и, тем паче, православной вере). Бояре, явно знакомые со свежей по тем временам историей шведской короны, пытались остроумным образом остановить крайне опасное внешнее вторжение, утишить страну, получить легитимного, но управляемого монарха (причем, как показала история, молодой королевич был отличным выбором). Не срослось. Но, например, упорство, с которым московское посольство стояло за согласованный с Жолкевским вариант договора расставляет ПМСМ все точки над ё. Предательства национальных интересов не было, а вот шведскую жадность, столь дорого стоившую России и Польше, организаторы приглашения Владислава недооценили. Объясните, где я не прав и чего не понимаю.
И на всякий случай приведу выдержки из того самого договора, на котором присягала «боярская Москва»:
«По благословению и по совету святейшаго Ермогена патриарха Московскаго и всея Русии …
Великий государь Жигимонт король пожалует, даст на Владимерское и на Московское и на все великия государства Российскаго царствия сына своего королевича Владислава Жигимонтовича.
И государю королевичу Владиславу Жигимонтовичу, колико государь придет в царствующий град Москву, венчатись на Владимерское и на Московское государство и на все великия и славныя государства Российскаго царствия царским венцем и диадимою от святейшаго Ермогена патриарха Московскаго и всея Русии и ото всего освященнаго собору греческия веры по прежнему чину и достоянию, как прежние великие государи цари Московские венчались.
А будучи государю королевичу Владиславу Жигимонтовичу на Российском государстве, церкви Божия на Москве и по всем городам и по селам в Московском государстве и во всем Российском царствии чтити и украшати во всем по прежнему обычаю и от разоренья ото всякаго оберегати. Collapse )
Владислав обязывался сохранять за владельцами прежние поместья, вотчины и казенные оклады и изменять их лишь по совету с Думой, как и юридические нормы; важные судебные решения, особенно смертные приговоры, новый царь мог выносить только вместе с боярским судом.
Между Россией и Речью Посполитой предполагался мир и военный союз. Запрещалось мстить за погибших с обеих сторон при свержении Лжедмитрия I, без выкупа возвращались все пленные. Прежними оставались налоги и торговые правила. Обоюдно укреплялось крепостное право.
Collapse )
А про Смоленск гетману бита челом и отписати к великому государю Жигимонту королю, чтоб король по Смоленску бита не велел и тесноты б городу никакия учинити не велел.
А о крещеньи, чтоб государю королевичу Владиславу Жигимонтовичу пожаловати креститися в нашу православную христианскую веру греческаго закона и быта в нашей православной христианской греческой вере, и о иных недоговорных статьях и о всяких делех (послать посольство к Сигизмунду и Владиславу)...».
СГГиД. М., 1819. Т. 2. № 200

Я все-таки заценил творчество пана Сапковского

Зацените и вы типичные для автора рассуждения о истории и религии :-)
— Я, епископ Вроцлава, у которого на шее неисчислимое множество проблем, вынужден вместо тебя сжигать виновных.
— Среди сожженных сегодня, — поднял брови инквизитор, — были виновные? Что-то я не заметил.
— Способность замечать, — парировал епископ, — отнюдь не самая сильная твоя сторона, Гжесь. Несомненно, очень многого ты не замечаешь. А это, увы, вредит Силезии. И Церкви. И Sanctum Officium, которой ты как никак служишь.
— Святой Инквизиции вредят бессмысленные и демонстративные экзекуции. Вредит несправедливость. Именно благодаря таким действиям возникает черная легенда, миф о жестокой инквизиции, льется вода на мельницу еретической пропаганды. Я с ужасом думаю о том, что через сто лет останется только эта легенда, мрачная и чудовищная повесть о ямах, пытках и кострах. Легенда, в которую поверят все.
— Не знаешь ты ни людей, ни исторических процессов, — холодно ответил Конрад из Олесьницы. — А это перехеривает тебя как инквизитора. Тебе следует знать, Гжесь, что во всем существуют два полюса. Если возникнет чудовищная легенда, то появится и античудовищная. Контрлегенда. Еще более чудовищная. Если я сожгу сто человек, то через сто лет одни будут утверждать, что я сжег тысячу. Другие — что не сжег ни одного. Через пятьсот лет, если этот свет проживет так долго, на каждых трех, взахлеб болтающих о ямах, пытках и кострах, придется по меньшей мере один шут, который станет утверждать, что никаких ям не было, пыток не совершали, инквизиция была полна милосердия и справедлива, а если и наказывала, то как отец, увещевающий нашалившее чадо, а все разговоры о кострах — не более чем вымысел и еретический обман. Поэтому делай свое дело, Гжесь, а остальное оставь истории. И людям, ее понимающим. И не пудри мне мозги разговорами о справедливости. Не ради справедливости была создана инквизиция, в которой ты работаешь. Справедливость – это droit de seigneur. Ergo – справедливость это я, я Пяст, я князь… Ты понял, Гжегож Гейнче, сын свидницкого купчишки?
— Лучше, чем полагает ваша милость.
— Это хорошо. Посему перечеркнем толстой чертой то, что было… на следующей неделе очередной десяток сожжешь ты, инквизитор Гжесь. Пусть Силезия на мгновение замрет. Пусть грешники вспомнят об адском огне. Пусть доносители вспомнят, что надобно доносить, доносить много и на кого удастся. Прежде чем кто-нибудь не донесет на них… Необходимо железной десницей схватить за горло змею еретичества. Сжать и не отпускать. Ибо именному тому, что когда-то мы отпустили, проявили слабость, мы и обязаны теперешним расцветом ереси.
— Ересь в Церкви, — тихо сказал инквизитор — существовала веками. Всегда. Ибо Церковь всегда была оплотом и пристанищем для людей глубоко верующих, но и живо мыслящих. Будучи, одновременно, к сожалению, всегда укрытием, податливой почвой и полем для действия таких креатур, как ваша милость…
[А. Сапковский; "Божьи воины"]

Всем досталось на орехи в романах трилогии А. Сапковского ("Башня шутов"-"Божьи воины"-"Свет вечный"): чехам и немцам, полякам и венграм, «прогрессивным» гуситам и ортодоксальным католикам…
Но вот вопрос вопросов: почему в довольном жутком мире «Вечного Света» нет ни грамма так не любимой мною «арканарщины» (когда «Ночь. Средневековье. Костры. И горит городская свалка»). Как удалось сделать мир страшным и притягательным одновременно? Нет ответа.

Мечты сбываются.

Интересное дело. Стоило лишь одному уважаемому френду в пылу дискуссии помечтать об уголовном преследовании за религиозную пропаганду, как наша доблестная прокуратура с удовольствием выполнила общественный заказ.
С интересом ожидаю того момента, когда процитированную по первой ссылке статью прочитает кто-нибудь из прокурорских экспертов и узнает из высокоученого источника о том, что все мировые религии учат одному: «верные спасутся, неверных «зохаваит» Ктулху». Вот тогда сядут все мракобесы до митрополитов и патриарха включительно.
А чего вы хотели. Здесь вам не тут. Здесь – экспертократия.

Темные страницы "Письма десяти"

М-да… Шумная дискуссия вокруг знаменитого «Письма академиков» и менее знаменитых, но не менее эмоциональных «ответов гонителям» произвела на меня тягостное впечатление.
Так уж получилось, что я сочувствую обоим «враждующим лагерям» и, как следствие, воспринимаю близко к сердцу муть, льющуюся с обеих сторон. А мути этой много… Показательно, что за все прошедшее время, похоже, так и не были осознаны спорящими весьма важные нюансы.
Не изменило кардинально положения и появление «вменяемых комментариев».
Все равно разговор сводится либо к предельно общим мировоззренческим проблемам, либо к частным вопросам взаимодействия Науки, Общества, Государства и Религии на микроуровне. В проблематике «промежуточного уровня» по прежнему остаются зиять важнейшие пробелы.
Например.
1. Клерикализация или клерикализации? Из «письма академиков», из дискуссий в интернете, посвященных «мрачной истории православия», из многочисленных контрпримеров видно, что участники споров как правило слабо различают разные виды клерикализации. А ведь есть принципиальная разница между ситуацией, когда Государство/Общество использует институты и ресурсы Церкви в своих интересах, и теми случаями, когда уже Церковь использует ресурсы Государства для достижения своих собственных целей. В обычной жизни эти процессы могут и сосуществовать – так тем важнее грамотно проводить разграничение этих на самом деле весьма различных явлений.
Из непонимания этого дуализма растут многочисленные ошибки и верующих, и борцов с «клерикализмом». Вот те же сюжетики в псевдоправославном стиле, что так любит вставлять в свои программы государственные телеканалы – нужно ли это Церкви и верующим? Или это нужно Государству, пытающемуся зацепиться хоть за какую-то идеологию?
А ведь кроме «клерикализма Власти» и «клерикализма Церкви» нужно помнить о существовании в России региональных элит, альтернативных конфессий и сложных многоугольниках взаимоотношений Центр-Регион-Православие-Ислам, то есть нужно помнить о существовании «альтернативных клерикализаций»…
Является ли российский ислам таким беззащитным, как кажется многим борцам против установления в России единственной религии? И как связана поддержка, постоянно оказываемая развитию ислама некоторыми российскими регионами со вполне прагматичной целью – получить более выгодное и независимое положение в составе РФ?
Согласитесь, все эти вопросы начинают играть новыми гранями, если помнить о многогранности понятия «клерикализация».
2. «Все хорошо, прекрасная маркиза! Добьем Врага – и ТАК пойдут дела…» В ходе дискуссий очень и очень редко вспоминают о том, что Церковь и Наука - это не только идеология и история взаимоотношений, но еще и сложные социальные структуры, существующие здесь и сейчас (хорошо хоть изредка вспоминают…) Увы, но совсем мало внимания уделяется тому важнейшему факту, что и Церковь, и Наука как социальные структуры переживают в современной России тяжелейший системный кризис. А значит, при обсуждении сложившейся ситуации и любых инициатив по её изменению с обеих сторон нужно четко понимать, что существует некоторая дистанция (i) между идеологическими установками и реальными нормативными установлениями социальных структур, (ii) а также между нормативными установлениями и реальной практикой. «Поп от Армани» стал уже архетипической фигурой нашего времени. Увы, весьма характерен и образ «директора института, подруливающего на мерине к развалинам своего детища, где не сданы пока лишь его кабинет с шикарной приемной и помещение бухгалтерии»
Неужели сложно предсказать, в какую профанацию может превратиться преподавание ОПК в школах, какой урон это может нанести православию? И неужели не видно, что появление теологии - это, мягко скажем, далеко не самая сереьзная проблема в наших ВАКах?
На самом деле на сегодняшний день к огромному моему сожалению и Церковь, и Наука в нынешнем своем состоянии не способны приносить Обществу адекватную отдачу. Воспоминания о великих (действительно великих!) свершениях лишь усугубляют неприглядность нынешней картины. И если не обманывать себя, то нужно признать, что и перед русской Церковью, и перед русской Наукой во весь рост встал гамлетовский вопрос. И сейчас выяснение отношений выглядит крайне неуместным. К сожалению, ясную формулировку этих реалий я встретил лишь здесь.
Вот так…