Николай Кленов (nikolamsu) wrote,
Николай Кленов
nikolamsu

Categories:

Свобода, Порядок и потоки антигосударственной ереси


Народы дикие любят независимость, народы мудрые любят порядок, а нет порядка без власти самодержавной Н.М. Карамзин
Порядка на картине навалом, но и дикости -- завались.

Да, я сошел с ума. Да, я собрался «прыгнуть» на самую суть, на самую сердцевину этого знаменитого тезиса Николая Михайловича, вокруг которого уже пару столетий танцует отечественная историософия, лишь меняя в угоду актуальной злобе дня акценты и оценки.
В первой половине XIX века реакция на Французскую революцию раскормила огромных ментальных тараканов «реакции», так здорово описанных в работах ув. Wyradhe (http://wyradhe.livejournal.com/250724.html: ). Как следствие, для Николая Михайловича не было сомнений в прогрессивности Государственного Порядка, а история формирования Русского государства – одна из главных историй в исторической мифологии почти любого народа – показалась ему отличной иллюстрацией к победе упорядоченного Прогресса над отсталой Свободой.
Ко второй половине XX века злая Разруха в головах хороших и умных людей сменила декорации разыгрываемых сцен (сменила дискурс, да-да) – и, скажем, в романе Балашова (одноименном с классическим произведением Карамзина) мы видим картину, эрмитово сопряженную к наброскам Николая Михайловича. Свобода теперь на моральном щите, Порядок (при изображении которого автор не стесняется заимствовать детали из антитоталитарных антиутопий аж XX века: http://fon-eichwald.livejournal.com/64188.html#comments) теперь противостоит Прогрессу.
Время шло, дискурсы менялись, и вот уже в свежей работе неложно уважаемого мною Николая Сергеевича Борисова «Возвышение Москвы» представлен синтез радикальных точек зрения, объединяющий оценки Карамзина и Балашова, но оставляющий без изменений суть общего для них содержательного тезиса: наука XXI века утверждает, что в при построении Русского государства Свобода была принесена в жертву Порядку в обмен на государственную независимость.
Все замечательно, но только вот вопрос:
а в чем именно состоял, в чем конкретно выражался тот триумф Государственного Порядка/ Тоталитарной Государственной Диктатуры, о котором так долго говорили не только большевики??? Умаляемая, якобы, «тоталитарной Москвой» Свобода представляет собой материю, безусловно, сложную, однако представить себе, как государство может на практике на неё покушаться нам, увы, довольно просто. Современное государство со своими многотысячными, а кое-где и многомиллионными армиями госслужащих может, например, подавлять неподконтрольную и неуправляемую экономическую деятельность тяжелыми налогами и муторным администрированием, загоняя людей в огосударствленные «отрасли» экономики. Может законами и указами регламентировать самые разные, в том числе и весьма интимные области человеческой жизни в разных землях большой страны, расписывая по пунктам, как надлежит косить траву, строить корабли, когда и с кем ложится и вставать (и может хотя бы попытаться выполнение своих законов проконтролировать). Может указывать людям, что думать и что говорить – и может, опять же, фиксировать и наказывать неповиновение. Продолжать можно долго, но основная мысль, надеюсь, ясна:
современное государство вполне может затруднять своим людям выбор жизненных дорог (говоря высоким штилем – подавлять Свободу), но теперь нам нужно понять, с кем именно произошло нечто подобное при формировании Русского государства во второй половине XV века.
И при этом всю дорогу стоит помнить, что:
«under Ivan III the “state” — the mobilized force of the governing class — did not extend very far outside the walls of the Kremlin… In the era of Ivan III the Muscovite dvor was a moderately-sized gathering of unlettered warriors who, together with a small group of scribes, managed a considerable principality in northeastern Rus’» [M. Poe. The Military Revolution, Administrative Development, and Cultural Change in Early Modern Russia]

Так что все страсти про «тоталитаризм» стоит сразу выкинуть на помойку: у государства на такое извращение новейшего времени заведомо не хватало сил и людей (ну и конкретные примеры «встречи», публичной оппозиционности самого разного градуса в памятниках времен Ивана Великого я здесь приводил не раз). Да, во второй половине XV века можно отметить определенные действия, направленные на ограничение некоторых видов экономической активности (ограничения на производство и торговлю спиртным; ограничение ганзейской торговли). Но при этом формирование государства «открыло окна возможностей» для огромной доли населения новой страны: завоевание Новгорода и создание в первом приближении эффективной системы «противополевой» обороны стали предпосылками для резкой активизации колонизационного движения – и тем самым де-факто «укрепили Свободу».
Даже в страшном сне не являлось к правителям Русского государства первого столетия его самостоятельного существование и желание зарегламентировать жизнь своей отчины. Пристрастие к «ручному управлению» было им чуждо:
< blockquote > «Суд же будет по древнему, яко же земской обычай одержит…», «ведать и судить своих людей во всем… по старой пошлине как было преж сего» [ПСРЛ. Т. 21,ч 2. С. 548; ААЭ. Т.1 №111, 119, 120 и т.д.]. </ blockquote >
Более того, довольно часто правительство времен Ивана III функции по контролю того же судопроизводства перекладывало на широкие плечи локальных «гражданских сообществ»:
«без сотцков и без добрых людей не судити суд…», «без старосты и без лучших людей суда наместником и волостелем не судити» [Белозерская уставная грамота. Текст // РЗ. Т. 2. С. 192-195. См. Алексеев Ю.Г. Белозерская Уставная Грамота 1488 г. // ВСПбГУ, 1998. С.140-154; Судебник 1497 г. Текст // РЗ. Т. 2. С. 59].

Не видно в XV веке и реальных следов формирования приказов (за исключением, разве что, военного ведомства). Забавно, но Н.С. Борисову в своей любопытной биографии Ивана Великого пришлось предположить, что эти приказы все же зародились во время правления его героя, но таинственным образом не оставили по себе «бумажных следов» – вот такова магическая сила древнего тезиса Карамзина!
А если добавить сюда обсуждавшееся у нас как-то странное «равнодушие» Центра к окончательному построению «вертикали власти» и радикальному устранению «последствий феодальной раздробленности» (в той же Твери система местных политических институтов функционировала аж до середины XVI века [Флоря Б.Н. О путях политической централизации русского государства. На примере Тверской земли // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С.281-290]; Рязань и Псков Иван III вообще «забыл» окончательно присоединить к своему государству), то вырисовывается любопытная картина:
Русское государство в период своего формирования вообще было достаточно равнодушно к «внутренней политике», акцентируя внимание на «политике внешней». Самовластие государя на тот момент понималось, видимо, исключительно как независимость от внешних политических сил («Душа самовластна, заграда ей – вера» [красивый пример употребления термина в творчестве представителя властной элиты того времени: Луре Я.С. Лаодокийское послание Федора Курицына // БЛДР. Т.7. С. 575]), а единодержавие – как существование единой системы управления вооруженными силами (и именно поэтому желавшая воевать и мириться по своему разумению Вятка была покорена, несмотря на свое окраинное положение).

В общем, москвичи грозным летом 1480-го вполне могли обратиться (и, думаю, обращались) к великому князю словами древних киевлян:
«Ты, князь, ищешь чужой земли, а свою забыл».

Но вот свободы… Свободы они от него не требовали, так как её и не отдавали, да государство эту Свободу у них и не требовало. И, возможно, именно поэтому в первую сотню лет своего существования знало так мало серьезных неудач. А главный аргумент поборников Государственного Порядка («вот, смотрите на тоталитарную Москву – навела порядок, и ух как зажила!») повисает в воздухе. Справедливости ради отметим, что там же повисают и многие тезисы обличителей «кровавого Государственного Порядка». Стержня споров – то есть наведенного в объединенном Москвой государстве «тоталитарного Государственного Порядка» – просто не существовало в природе.

***
Всякое приличное историософское рассуждение должно немного «выводить за рамки» и чуть по новому освещать различные грани нашего мира. В этот раз, кажется, получилось:
если среди государств мира, которые просто по определению рождены насилием и тем же насилием живут, выделить «государства внешние», направляющие главную часть своей злой силы ВОВНЕ, и «государства внутренние», по недостатку сил, злости, драйва «курощающие» в основном «собственное» население, то очень и очень многие сюжеты заиграют новыми красками.
Тут и история формирования «настоящего государства» на Руси в конце X века, тут и тайны успехов Темуджина и Кортеса (обобщенная картинка противостоящих испанцам «внутренних государств» как раз и приведена в начале текста для привлечения внимания), и интересные сближения в ранней истории Русского и Украинского государств, и тайна «заснувшего Китая», и проблемы современной России, и наша знаменитая любовь к "сильному государству".
Tags: политика, русофилия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments