Николай Кленов (nikolamsu) wrote,
Николай Кленов
nikolamsu

Category:

"Кайзер" Всея Руси


Обсуждения текущей внешней политики Российской Федерации подтолкнули меня к написанию предлагаемой вашему вниманию «напоминалки» о былинных временах первой встречи России и Европы, а также о том, как нас в эту Европу (по меткому замечанию Александра Филюшкина) «чуть было не приняли».   :-)
По форме эта «напоминалка» является продолжением моей древней записи "Господарь Всея Руси: к истории одного титула" и посвящена формированию титула российского правителя в сношениях с Центральной Европой. Естественным образом это описание покажет основные силы, что сформировали и продолжают формировать образ России в сознании Европы – а значит, скажут своё слово и на новом витке наших взаимоотношений.
Основным неустранимым недостатком этой записи будет отсутствие внятной драматической конструкции с завязкой, постепенным развитием сюжета, кульминацией и развязкой – уж больной рваной и нелогичной выходит история дипломатии той эпохи. Но я все же попробую вычленить ключевые этапы истории русско-европейских отношений на заре Нового Времени.
I. Бурное начало. Дипломатические отношения со светским центром «старого» Рейха Россия установила в 1489 году в ходе официального визита знаменитого «первооткрывателя» Николая Поппеля, появившегося в Москве с верительной грамотой от императора Sacrum Imperium Romanum (Nationis Teutonicae) Фридриха III Габсбурга и его сына Максимилиана (выдана в Ульме, 26 декабря 1488 года). И быстро выяснилось, что привычной для московских князей долгой и тяжелой борьбы за каждую формулировку в титулатуре не будет. Император римлян, полагавший себя верховным светским владыкой христианского мира, похоже, был согласен на практически любое титулование своего далекого контрагента, и, более того, выражал готовность включить Великое Княжество Московское в состав Империи на правах «королевства». Последнее лестное предложение было отклонено ввиду того, что, как заявил Иван III устами своих дьяков, московские князья «поставление имеем от Бога как наши прародители» [ПДС, т. 1, стб. 11-12]. Но это не помешало зафиксировать по материалам следующего посольства Георга фон Турна (Юрия Делатора отечественных источников) следующее обращение высшего авторитета в европейской дипломатии к московскому государю:

[1491] (Грамота от Максимилиана, римского короля)

Мы, Максимилиан, Божиею милостью Краль Римский и всегда Август… к светлейшему Ивану, по Божией воле началнику и Государю всеа Русии, князю великому Володимерскому и Московскому, и Новгородскому, и Псковскому, и Тферскому, и Вятскому, и Пермьскому, и Болгарскому и иных, как к нашему любовному брату, имеем и мы меж себя дадим знате дружбе, и любви, и братству… где нам будет твоя помочь на наших недругов надобе, и тебе нам помогати… и нам тебе на преждереченного Казимира Короля и его дети помогати вправду без хитрости [Памятники дипломатических сношений России с державами иностранными, т. 1, стб. 66-67; Собрание Государственных Грамот и Договоров, часть V, стр. 8-9].

Еще более интересные результаты с точки зрения «борьбы за титул» дали последующие переговоры с такой серьезной силой на северном направлении как Дания. Договорная грамота с королем датским Иоанном (Хансом) I начинается вот так:

Во имя святой Троицы, мы, Иоанн, Божиею милостью Король Датский, Шведский, Норвежский… заключили дружественный и вечный союз с пресветлейшим и державнейшим Иоанном, всея Русии императором (totius Rutzsie Imperatore), великим князем Володимерским, Московским, Новгородским, Псковским, Тверским, Югорским, Вятским, Пермским, Болгарским и прочих, с братом нашим любезнейшим… [Собрание Государственных Грамот и Договоров, часть V, стр. 129-131].

Русско-датский союзный договор, заключенный осенью 1493 г., имел антишведскую направленность: король Дании Ханс и великий князь Московский Иван III давали обязательство оказывать взаимную помощь в борьбе против правителя Швеции Стена Стуре. Торговые статьи договора 1493 г. имели определенный антиганзейский подтекст, так как развитие русско-датской торговли означало подтачивание вековой монополии Ганзы на посредническую торговлю между Русью и Западом. Но русско-датские соглашения не включали никаких соглашений о борьбе с ганзейцами, противоречащих нормальному развитию отношений России с Рейхом [Собрание государственных грамот и договоров. М., 1894, ч. V, № 110]. II Неожиданный кризис. Тем не менее, после 1493 года начался достаточно продолжительный кризис во взаимоотношения России с Рейхом. И причиной этого кризиса послужили проблемы во взаимоотношениях Москвы с далекой имперской переферией – Ливонской «конфедерацией». Напомню, что в средние века «имперская» Ганза, в состав которой входили и крупнещие города Ливонии, являлась главным торговым партнером Руси на Западе. Вплоть до XVI в. Ганзейскому союзу принадлежала монополия на посредническую торговлю между Русью и западноевропейскими странами. Не удивительно поэтому, что закрытие ганзейского двора в Новгороде Иваном III в 1494 г., свидетельствовавшее, в том числе, и об изменении в соотношении сил между Ганзой и Русью в пользу последней, требует разъяснений в нашей «напоминалке». Самыми ранними и, может быть, самыми объективными в силу своего документального характера немецкими источниками, содержащими известия о новгородских событиях, являются отчеты ганзейских послов ратмана Дерпта Томаса Шрове и ратмана Ревеля Готшалка Реммелинкроде о посольстве в Россию осенью 1494 г. Возвращаясь на родину из Москвы через Новгород, ганзейские послы застали там Немецкий двор закрытым, а ганзейских купцов арестованными. Новгородские великокняжеские наместники в ответ на вопрос послов заявили, что арест немецких купцов вызван притеснениями, которым русские подвергались в Ливонии, и в первую очередь тем, что ревельцы несправедливо сожгли русского подданного [Hanserecesse. 3-te Abt, Leipzig, 1888, Bd III, № 433, § 16-28: LUB 2, Bd I, № 95, подробнее см. Казакова Н. А., Еще раз о закрытии Ганзейского двора в Новгороде в 1494 г.]. В русских летописях об этом резком обострении русско-европейских взаимоотношений сообщается, что великий князь «велелъ поимати в Новегороде гостей немецкыхъ, колыванцовъ, да и товаръ ихъ, переписавъ, привезти в Москву, за ихъ неисправление, про то, что они на Колывани великого князя гостемъ новгородцемъ многиа обиды чиниша и поругание самовлне, а иных людей великого князя живыхъ в котлехъ вариша, безъ обсылкы великого князя и безъ обыску…» [ПСРЛ, т. VI, с. 39; СПб., 1848, т. IV, с. 164]. Особенно стоит выделить в этом любопытном пояснении указание на отстутсвие согласования столь страшной казни русского с Россией. И это при том, что в свежем договоре между Ногородом и Ливонией от 1493 года введена новая система согласования решений по «обидным делам»: «А о обидныхъ делехъ о всякихъ наместникомъ государевымъ великого князя новгородскимъ съ княземъ мистромъ зсылатися послы; такожъ и князю мистру о всякихъ обидныхъ делехъ зсылатися послы съ государевыми великого князя наместники новгородскими, и управа дати всякимъ обиднымъ деломъ на обе стороне…» [АЗР, т. I. № 112, с. 131]. Таким образом, выходит, что гнев великого князя против ганзейцев был вызван не только самим фактом мучительной казни в Ревеле русских, совершивших уголовные преступления, но и тем, что эта казнь и предшествующее ей следствие были проведены без уведомления русской стороны, как это надлежало сделать согласно новгородско-ливонскому договору 1493 г. Городские власти Ревеля нарушили условия недавно заключенного договора и в каком-то смысле дискредитировали «европейское движение» в глазах русских, и именно это обстоятельство вызвало со стороны великого князя суровую ответную репрессию — закрытие ганзейского двора в Новгороде. Кроме того, сам факт закрытия Ганзейского двора в Новгороде наглядно показал, что Российское государство (в отличае от Господина Великого Новгорода) не зависит критически от балтийской торговли – а, следовательно, может успешно добиваться улучшения своего положения при восстановлении балтийской торговли. Ну а военные столкновения 1501-1503 гг. продемонстрировали, что Орден и Рейх (сюзерен и Ливонской конфедерации, и многих ганзейских городов) не имеют силовых рычагов влияния на Россию.
Tags: история, русофилия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author