Николай Кленов (nikolamsu) wrote,
Николай Кленов
nikolamsu

Categories:
  • Mood:

Россия, русские и все-все-все

Опираясь на чисто книжные, сомнительно философские теории, инородцы пробуют подменить коренное понятие государственности так, что существительное (государство) будто не относится к своему прилагательному (русское) и что все нерусские племена имеют будто бы те же самые права на господство, что и народ-хозяин. Но это совершенно неверно. Хотя в России числится что-то до 60 племен, однако политическое и юридическое имя всей их совокупности есть не государство русско-польско-татарско-латышско-еврейское и пр., а единственно государство Русское. Стало быть, государство по установленному праву принадлежит в черте России лишь одной народности — нашей…
Говорят: инородцы несут те же самые повинности и налоги, стало быть, имеют право и на все права. Но это совершенно неверно. Инородцы несут совсем не те повинности и налоги. У них совсем не тот вклад в русское государство, что у коренных русских…Только глубоким упадком чувства народности на верхах власти можно объяснить наше не существующее нигде в свете и нигде не бывалое уравнение инородцев с коренными жителями. … не смешно ли представить, чтобы Англия объявила английскими лордами бесчисленных индийских раджей или князьков своих черных, желтых, оливковых и красных подданных? А мы ведь именно это сделали с татарскими, армянскими, грузинскими и прочими будто бы князьями, приравняв их к потомству наших Древних царей, к потомству Владимира Святого! При столь еще недавнем либерализме западных конституций у них держится бытовой, весьма суровый отпор инородцам даже там, где последние составляют ничтожный процент населения. У нас же, при отсутствии либеральной конституции, инородцам предоставили права даже не равные, а несравненно более высокие, чем “господствующему” (!) народу.

"Письма к русской нации" Меньшикова.

Знакомо, правда? А ведь примерно сто лет прошло. Но и сейчас довольно часто звучат рассуждения, так или иначе противопоставляющие «русский народ» и «антирусское российское государство», что на протяжении всей своей истории притесняло, унижало, уничтожало русских [1], [2].
Справедливости ради стоит отметить, что
1) такую позицию можно считать реакцией на достаточно распространенные рассуждения про «бесконечные колониальные войны, истребление туземцев и вытеснение их из собственных земель».
2) определенные качественные различия в отношениях между русским народом и российским/(пост)советским государством зачастую (но не всегда!) все-таки находят: «Барин того времени мог оказаться Суворовым или Давыдовым, Пржевальским или Чайковским. Нынешний "барин" - немытый абрек с рынка».
Это и неудивительно. Все же очень уж трудно не замечать некую корреляцию между возникновением российского государства в 15 веке и достаточно стремительным ростом численности русского населения и ареала его обитания в 15-19 веках.
Учитывая актуальность и болезненность практически всех вопросов, связанных с национальной проблематикой, поиск основных закономерностей, сходств и различий в национальной политике Московского Царства, Российской Империи, Советского Союза и Российской Федерации кажется мне очень важной задачей. А предлагаемые ответы далеко не всегда способны меня удовлетворить, особенно когда речь идет о достаточно «древних» временах.
Поэтому я и попробую кратко (для актуализации дискуссии) напомнить основные факты из национальной политики Московского Царства в 15-17 веках.
И с самого начала придется констатировать, что громогласные заявления того же Меньшикова имеют мало общего с действительностью.
Начнем по порядку, с северо-востока, где находились первые территории московской колонизации.
  • Мы сразу увидим, что, например, «пермяцких» княжат Ермолая, Василия и Михаила, упомянутых в летописных сводах и романе Алексея Иванова, никто не думал равнять к потомству Владимира Святого. Так, по подозрению в симпатиях к казанцам Михаила Ермолаича в колодках в Москву возили… это ли не пример «немприменения» к «инородцам» мер физического воздействия? Ну а население этих краев (не сделавшее, якобы, вклада в создание российского государства) было обложено данью в пользу великого князя московского без всякой особой политкорректности… но и без ненужной жестокости.

  • Мордва была со времен Ивана III «приписана» к Нижегородскому уезду, платила оброк, выставляла военные отряды по мере надобности. Мордовские земли уже в 16 веке преспокойно идут в кормление русским детям боярским. Ничего об инкорпорации мордовской знати в состав знати русской мне не известно. Известно только упоминание «мордовские князи все и з своими вотчинами» в завещании Ивана III.

  • Вот в Мещере были свои татарские князья, действительно долгое время сохранявшие определенную автономию. Но и они платили ясак и участвовали в военных походах русских (например, в походе Ивана IV на Казань участвовал «Еникей князь темниковский»).

  • Аналогичная ситуация сложилась на землях удмуртов и чувашей: относительная автономия, необходимость кормить своих «каринских князей» – но и необходимость платить ясак российскому государству и участвовать в его военных походах. Некоторые сильно свидомые товарищи, рассуждающие о «Западной Монголии» как раз и обыгрывают факт широко использования российским государством «диких» соединений в своих войнах. Материала для таких спекуляций более чем достаточно.


  • Особой статьей у нас проходит бывшее Казанское ханство. Но и тут общие принципы прослеживаются все те же: часть мурз пошла под руку Москвы, сражалась за интересы России в Поволжье и в Ливонии – и эти люди сохранили свои владения и свое положение. Остальные – куда-то подевались, такие дела. Простые татары платили немалый ясак в царскую казну.
    Горная черемиса и до взятия Казани воевала вместе с русскими, удмурты из окрестностей Арского городка пытались играть в свои игры (за что и поплатились), луговая черемиса (марийцы) упорно бунтовала – и нарвалась на серию «умиротворяющих» походов.

  • Продолжать?
    Но всюду мы увидим одну общую стратегию: Договариваться, если это выгодно и позволяет сохранить жизни и деньги – и жестко пресекать посягательств на власть великого князя/царя/императора. Строить, строить города как центры русской власти, раздавая земли в окрестностях новых «точек силы» русским и местным помещикам. И очень осторожно Включать чужую знать в состав российской элиты, да и то лишь в случаях, когда это жизненно важно для развития государства (именно ради укрепления западных границ и было осуществлено самое массовое «призвание» Гедеминовичей).
    Но особенно любопытно разобрать взаимоотношения Московского царства с государствами кочевников на юго-восточных границах: уж слишком заманчиво поискать в этих отношениях аналогии с отношениями современной Российской Федерации с республиками Северного Кавказа и их народами.
  • Особо богатую пищу для размышления дает история взаимоотношений с Ногайской Ордой, коренные земли которой лежали между Яиком и Эмбой. В период расцвета державы ногаев, их кочевья захватывали и волжское правобережье. И это именно ногаи добили приснопамятного Ахмата из Большой Орды. А к началу 16 века ногайские бии – это самостоятельные правители государства, уступающего Москве в военной силе, но играющего важную роль в связях между Казанью и Крымом и, главное, практически недоступного для русского оружия [см. ПСРЛ, т. XIII c. 57, т. XII с. 254 и т. д.]. Ничего не напоминает? Посмотрим «в динамике», как развивалась такая коллизия.
    Оказалось, что мурзы, кочевавшие у Волги и заинтересованные в торговле с Россией, довольно быстро стали проводниками московских интересов. Тогда как горные «восточные» мурзы более последовательно вели борьбу с «рукой Москвы», например, в Казани. Возникшее противоречие стало основой для внутриногайского конфликта, достигшего апогея при братьях Юсуфе и Измаиле. И российская власть активно играла на таком противоречии, увеличивая свое влияние в степи: «Исмаилю же в то время… приити на брата своего на Исупа-князя войною за то, что он царю и великому князю не прямит, послов царя и великого князя бесчествует… и на всех недругов царя и великого князя Исмаил-мурза с детьми и племянникы заодин бытии: куды его царь и великий князь пошлет, туды ему ходить… и за то, что Юсуфа-князя побили, послал с своими послы жалование свое казенное» [см. ПСРЛ, т. XIII c. 235-255].
    Однако же отношения и после победы «промосковской» партии оставались непростыми. Ногайцы селились возле Астрахани (причем, судя по заметкам Олеария, на новом месте они себя вели …весьма независимо), а астраханские воеводы конфликтовали с биями. Последние жаловались на «обиды» в Москву, причем, что характерно, не без успеха: воевод по их требованиям несколько раз меняли, а Ивана Выродкова даже и арестовали. Знакомо? Причем такая предупредительность не помешала ногаям принять участие в набегах Девлет-Гирея в 1571 и 1572 годах.
    Некоторые ногайские мурзы постепенно включались в состав русской знати (Юсуповы, Урусовы,Шейдяковы), но и здесь не все обстояло гладко. Характерна судьба Урака-мирзы Янарасланова, превратившегося в князя Петра Урусова. Да, этот тот самый татарин, что «прискакав к саням на коне, рассек царя саблей, а младший брат его отсек царю руку». Царь был, правда, не совсем настоящий… но все же, все же. После 11 декабря 1610 года этот князь бежал в Крым, вернулся в мусульманство и стал советником крымского хана по московским делам, затем снова участвовал в ногайских смутах и даже собирался вернуться в Москву перед своей гибелью от рук людей Бахадур-Гирея. Такой вот «русский дворянин».
    Вот только все эти вроде бы знакомые (т. н. «русоедские») детали не должны замазывать основную тенденцию. Ошибки и метания Москвы не отменяли главного; не отменяли структурирования пространства. И вот на лучших переправах через Волгу вставали Самара(1586), Царицын (1555/1589), Саратов (1590). Одновременно шло взаимодействие ногаев с проникающими на «их» бескрайние кочевья элементами «гражданского общества» России :-) В 1581 году вольные казаки сожгли Сарайчик, столицу бия Уруса, а в 1586 году они же нанесли чувствительное поражение его армии… К сороковым годам XVII века внутренние смуты, голод, эпидемии и свои же «братья-кочевники» положили конец ногайскому государству, а огромные территории Поволжья оказались закреплены за русским народом, за российским государством.

  • Подведем итоги.
    1. Интересы русского народа и российского государства пусть не всегда тождественны, но всегда могут быть приведены к общему знаменателю к обоюдной пользе. В конце концов, ведь именно строительство российского государства сформировало русскую нацию…
    2. Спецификой русской и российской «колонизации» практически всегда была крайняя нехватка людских и материальных ресурсов на любом участке любого «проекта». Как следствие – серьезных долговременных результатов удавалось добиться тогда и только тогда, когда помянутые «проекты» были интересны и выгодны и «объектам» колонизации, которые и сами активно в них включались. Любые попытки действовать «за счет» хоть русских, хоть «туземцев» давали крайне сомнительные, мутные результаты. В итоге все удачи на долгом пути развития представляют собой сложный клубок причудливых компромиссов. И пытаться сейчас с ходу объявить все эти хитросплетения «русофобией властей» – не слишком разумно.
    З. Ы. Использованная литература.
    [1] «История России с древнейших времен до конца XVII века» под редакцией Л. В. Милова
    [2] «Россия и степной мир Евразии» под ред. Ю. В. Кривошеева
    [3] Трепавлов В. В., «Тюркская знать в России»
    [4] Султанов Т. И., «Чингис-хан и Чингизиды. Судьба и власть»
    Tags: политика, русофилия
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 13 comments