Николай Кленов (nikolamsu) wrote,
Николай Кленов
nikolamsu

Category:

Оранжевая революция 7055 года

Разговор о « о московском холопстве» здорово меня завел. В том числе и тем, что, как оказалось, рациональные доводы бессильны перед ярким и актуальным образом, созданным талантливым публицистом 16 века. (« А жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнити» - см. также здесь:http://old-rus.narod.ru/07.html ) Что же, клин выбивают клином, а образу противопоставляют образ. Поэтому расскажу я вам, дамы и господа, широко известную в узких кругах историю об «оранжевой революции», произошедшей в славном городе Москве в 7055 году от сотворения мира.
Как и положено уважающей себя оранжевой революции, наша произошла как раз в период стремительного экономического и социального развития государства. Первая половина 16 века была весьма благополучным для русских крестьян временем. Отвоевывались у леса новые земли под пашню, ставились новые починки все дальше и дальше в черноземной полосе. Города переживали расцвет – государство не вело крупных войн и налоговое бремя было легким.
Имелась и вторая важная для оранжевой революции предпосылка – слабая центральная власть. Царская «Семья» Глинских, управлявшая в это время государством, манипулируя державным отроком, умудрилась заслужить всеобщую ненависть. Московская и суздальская знать презирала их как литовских «перелетов» и ненавидела за бессудные убийства и пережитые жестокие унижения. Молодой царь, подначиваемый родственничками, во всю проводил в жизнь свой любимый лозунг. Афанасию Бутурлину урезали язык «за его вину, за невежливые слова». По сфальсифицированному делу о восстании новгородских пищальщиков казнили Воронцовых и Кубенского, боярина Федорова «ободрана нага держали», а затем отправили в ссылку…
Атмосфера была накалена до предела, и из первой же искры возгорелось пламя. Пламя больших московских пожаров лета 1547 года. Именно этот огонь был воспринят как небесное свидетельство «фальсифицированности» власти. Оппозиция мастерски воспользовалась народными настроениями. Почти сразу же вернувшийся из ссылки Федоров, в присутствии митрополита Макария, сообщил о народной молве: «яко волхованием… вся Москва погоре» (Неясные слухи нужно было как можно скорее актуализовать:-) ) Четыре дня бояре вели розыск виновников поджога, наблюдая за тем, как растет градус народного недовольства. Наконец, для объяснения с народом из Кремля на майдан вышли … все тот же Федоров, Скопин, Темкин и новый родственник царя – Григорий Романов . И вот был сделан решительный и гениальный в своей простоте ход.
Бояре «начаша вопрошати: кто зажигал Москву» :-)) «Нобилитет» не собирался щадить своих недругов. Оппозиционеры прекрасно знали, о чем толковала толпа, и (по мнению Скрынникова) сами способствовали распространению слухов.
Вопрос о виновниках неслыханного бедствия пал на подготовленную почву. В толпе выкрикнули имя Анны Глинской и ее детей (по странному совпадению все поименованные оказались врагами лидеров майдана)… Далее события приняли лавинообразный характер. Боярин Юрий Глинский, успел укрыться в Успенском соборе, где шло богослужение в присутствии царя. Но заговорщики прямо на глазах у «самодержца» схватили его дядю, вытащили на площадь и добили каменьями. Чернь разграбила дворы Глинских, а самому царю едва удалось «утечи» в подмосковное село Воробьево. Но мятеж и не думал утихать – слишком грамотно все было организованно. На третий день мятежа московский палач собрал на площади огромную толпу. Погорельцы громко кричали о том, что Москву «попали колдовством», многие видели танки с донецкими номерами сороку, крайне похожую на бабку царя, княгиню Анну Глинскую. Откуда-то возникли совершенно достоверные сведения об отрезанных головах и вырванных сердцах. Разъяренная толпа «скопом» двинулась к временной царской резиденции… Монарх-самодержец трепетал: «внииде страх в душу мою и трепет в кости моя, и смирися дух мой, и умилися, и познах свои согрешения ». Организаторам мятежа оставалось лишь умиротворить толпу, убедив ее, что Глинских в Воробьеве нет, а затем пожать плоды царского «умиления».
Глинские оказались отстранены от власти. Если в советские времена, говорят-с, свидетельством карьерных взлетов и падений была расстановка вождей на трибуне мавзолея, то в 16 веке роль такой трибуны играли царские свадьбы. Если на свадьбе Ивана IV в феврале Глинские занимали самое заметное место, то на свадьбу царского брата Юрия 3 ноября они даже не были приглашены. А на третий день после этой свадьбы Михаил Глинский и Иван Пронский предприняли неудачную попытку сбежать в Литву.
Тем временем, победители собирали награды. В 1547 году боярство получили Иван Михайлович Юрьев-Захарьин и Григорий Юрьев-Захарьин (тот самый герой майдана:-) ), Данила Романов-Юрьев стал окольничьим, равно как и родственник Романовых Федор Адашев, отец нового царского любимца.

В итоге утвердилось новое коалиционное правительство Романовых-«Избранной Рады»-митрополита Макария… утвердилось правительство, которое вполне имеет право претендовать на звание лучшего в нашей истории.
Да, пройдет время и пройдет царское умиление. Заматеревший Иван сумеет ненадолго установить режим абсолютной личной власти, используя боярские раздоры и ненависть мелкопоместного дворянства к аристократической верхушке. Но это уже совсем другая история.
Использованная литература:
1. Скрынников Р. Г. Иван Грозный.
2. Володихин Д. М. Иван Грозный – Бич Божий
3. Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного.
Источники перечислять лениво, уж извините:-)
С интересом ожидаю отзывов, замечаний и дополнений
Tags: история, русофилия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments