August 20th, 2013

«Глупые воеводы»

Как минимум со времен знаменитого Сергея Михайловича Соловьева при описании сложных перипетий русско-украинских отношений во второй половине XVII века (в эпоху русско-польских войн и Руины) существует историографическая традиция под условным названием «глупые воеводы». Суть этой концепции можно охарактеризовать так:
агенты Москвы, действовавшие на украинских землях после 1650-го, почти поголовно плохо ориентировались в сложной и постоянно меняющейся ситуации,
регулярно по глупому «велись» на нехитрые «уловки» и казацкой старшины (вроде Выговских), и лидеров «черни» (вроде Брюховецкого),
и даже коммуникацию нормальную со своими контрагентами на обоих берегах Днепра наладить были не в состоянии, раз за разом разыгрывая эпизоды из «комедии ошибок» (Таирова-Яковлева).
Дань этой традиции отдают и русофильствующие авторы, и авторы украинофильствующие. Последние лишь вместо печальных рассуждений об «малороссийской» шатости и измене печально рассуждают о неспособности московских воевод принять саму мысль о существовании во владениях Белого царя автономных областей с собственными порядками…
… и вот в этом месте меня начинают терзать смутные сомнения: ведь Русия с самого своего основания была именно что радикально «федеративным» гос. образованием с массой самобытных и самостоятельных автономий  (от Новгорода Великого, Пскова, Суздаля и Рязани и до казанских, астраханских, югорских, калмыцких земель). Казалось бы, уж чего-чего, а актуального для украинских дел опыта московским воеводам должно было хватать.
Ну а далее, развивая эту достаточно тривиальную мысль, я увидел как минимум два близких аналога «украинской истории».
Аналог первый: Казанское царство.
Это тоже была земля
1)                 Весьма  крупная и весьма населенная по меркам Русии XV века (что делало абсолютно безнадежным делом любые попытки её «правильной» колонизации в европейском духе);
2)                 Самобытная, точно не входящая в состав «исконного лесо-речного ядра» Русии;
3)                 Весьма сильная и опасная для Русии с военной точки зрения.
А теперь попробуем набросать грубую схему русско-казанских отношений, вычленяя то, что важно нам именно сейчас:
А)        Под давлением внешних сил (эко изящно я обозначил грозные походы русских) казанский хан признает себя (1487 год!) вассалом «Московского» (и уже совсем теперь не важно, что он про себя думал поэтому поводу);
Б)        Неизбежно вслед за этим формируется могущественная оппозиция ханской власти, требующая убрать изменника и восстановить древнюю самостийность;
В)        Но формируется и «прорусская» оппозиция, желающая поправить свои дела, обращаясь через голову своего хана к его верховному сюзерену в Москву;
Г)        Неизбежным итогом рано или поздно должна была стать «казанская измена», вот только бед Казани измена эта неизбежно должна была принести больше, чем Москве: ведь первыми жертвами «измены» неизбежно стали лидеры «прорусской партии», а пролитая кровь – прекрасная закваска для разрушительной внутренней смуты*;
Д)        В ходе этой гражданской войны на фоне неизбежной войны с Русией, совершенно справедливо рвущейся покарать «изменников» (причем самым действенным методом русских стало создание/удержание «шверпунктов», вроде Свияжска или Саратова), спасительным ходом должно было показаться (и показалось) обращение за помощью к альтернативным внешним центрам силы, вроде Крыма и ногаев… с последующим формированием новых (прокрымской и антикрымской) партий среди казанской элиты.
И заверте… конец был немного предсказуем.
Аналог второй: Ногайская орда
Снова мы видим на выходе относительно крепкую политию, удовлетворяющую  условиям (1)-(3); снова видим, как реализуется сценарий (А)-(Д), разве что пункт (А) – шертование бия Исмаила Ивану IV –  выражен не слишком ясно. Как сказал бы пан Галковский: «Разве могло это быть СЛУЧАЙНЫМ СОВПАДЕНИЕМ?!»
Я не слишком большой поклонник криптотеорий, я абсолютно не собираюсь доказывать, будто Москва контролировала всех участников Руины (или сама с собой боролась во время кровавых казанских войн первой половины XVI века). Но мне кажется, к 1654 году у русских было то, о чем тот же хитромудрый Выговский или гениальный Богдан-Зиновий могли только мечтать: у них была опробованная в деле «стратегия присоединения», были показавшие свою действенность «неторопливые» схемы и шаблоны, гарантирующие в конечном итоге достижение глобальных целей после почти любых «разгромов под Казанью» и «Конотопов».

*Показательно, что Русия в Смуту уже, было, пошла по такой дороге в ад. Второе ополчение стало чудом, «разорвавшим шаблон». Ну а второй раз наши предки «порвали шаблон», когда не стали развешивать по стенам Кремля «предателей-бояр».