April 23rd, 2011

Десталинизация (правозащитный хоррор)

Ув. френды, простите. Я всегда старался быть терпимым к чужим религиозным убеждениям, но вчера меня достали. Последним перышком стала вот эта сказка "Возвращение" от ув. гунтера: http://gunter-spb.livejournal.com/1444514.html#cutid1. И я решил написать продолжение и ответ Чемберлену. Извините, если кого обидел.

Мы будем жить вечно

в обманщицах-сказках

в легендах и красках

картин безупречных.

Пусть стелет лёд вечер

пусть дышат тьмой двери –

но в смерть мы не верим

и будем жить вечно. (Ольга Громыко)

Каждая пытка когда-нибудь заканчивается. Вот и дверь кремлевского кабинета, наконец, закрылась за последним на сегодня посетителем. Товарищ Сталин, выбираясь из-за стола, с трудом удержался от вздоха облегчения. После Возвращения привычный некогда темп давался ему с трудом. Пришлось несколько раз пройтись от стола к окну, разминая уставшее тело и выстраивая план работ на следующий день.
А тут еще утомленные глаза начали шалить: причудливые тени, ранее свободно бродившие по кабинету, собрались в кресле у стола в подобие высокой человеческой фигуры. Ну откуда тут…

– Забавная игрушка, – произнесла вдруг фигура, протягивая руку к несчастному айпаду Медведева, так и валявшемуся все это время на столе. Вместо комка теней за столом сидел худой высокий старик: длинный нос и сочные губы сладострастника, холеная бородка висит острым клинышком и загибается на конце крючком, и волчьи глаза — желтые, спокойные, беспощадные. Правый глаз странно подмигивал бывшему верховному главнокомандующему. «Да старик же наполовину парализован», -- сообразил Сталин, отчаянно пытающийся прокачать неожиданного гостя. Но старик был неплохо закрыт: можно было уловить лишь отзвуки холодной злой силы ненавистного Третьего Могущества. «Если Блудница опять решила влезть в нашу операцию…», -- Сталин не успел довести мысль до конца.Collapse )

– Вот примерно как-то так, – резюмировал Владимир Владимирович, подходя к столу и с любопытством разбирая свежие сталинские записи, не обращая внимания на тихую суету своих людей и своих мертвецов вокруг тел на полу.
– Все же поищи планы на «чистку», – напомнил старик, возвращаясь в облюбованное кресло.
– Вряд ли, Иван Васильевич, там будут те, кого я хочу там видеть, и те, кого назвал мне ты, – хмыкнул господин первый министр.
– А это так важно? – вернул шпильку великий князь.
– Нет, не важно, – согласился Владимир Владимирович. – Списки возьмем свои. А если Старшие Ложи и Адские Могущества будут интересоваться, куда делись их люди и нелюди в России, ответим, что дотянулся проклятый Сталин.