June 10th, 2008

"Догматы веры"

При встречах на просторах ЖЖ с некоторыми особо радикальными борцами за «победу науки» супротив всяческого «мракобесия», мне очень часто хотелось просто напомнить этим товарищам о некоторых основаниях той самой науки, что они так рьяно защищают.
Желания эти, как правило, находились в противоречиях с моими возможностями. Но вот я совершенно случайно набрел на древнюю статью Ю. Шрейдера («Новый мир», 1969 г.!!!), освободившую меня от необходимости самому формулировать банальные банальности и заниматься «смешным философствованием».
Cуществуют некоторые положения, которые ученый принимает заранее как методологические философские предпосылки своей деятельности. Эти предпосылки можно назвать догматами, поскольку они не доказаны, но принимаются на веру. Догмат и аксиома имеют то общее, что они априорны, не проверяются и не доказываются в рамках данной теории. Но между ними есть и существенная разница. Вопрос о вере в истинность той или иной аксиомы не стоит вообще. Если мы принимаем или вместе с Н. И. Лобачевским отвергаем пятый постулат Эвклида, то речь идет не о том, верим мы или не верим в этот постулат. Мы просто его условно принимаем или не принимаем. Догмат – это априорное положение, в которое мы именно верим, хотя и не рассчитываем найти никаких доказательств.
В основах методологии науки также можно выделить четыре основных догмата – четыре положения, в которые ученый верит, но для которых ему и в голову не приходит искать доказательства.
  • Прежде всего таким догматом является объективность существования мира и закономерностей, которым этот мир подчиняется.

  • Второй догмат, признаваемый по существу любым ученым, состоит в уверенности, что он добывает объективную истину о мире.

  • Третий общепринятый в науке догмат состоит в том, что мир признается "логичным" ( я бы сказал – «рациональным»). Как минимум это означает, что добываемые наукой разнообразные сведения о мире могут быть ( в принципе!) уложены в логически стройную систему и возникающие в данный момент противоречия могут быть сняты при дальнейшем развитии знаний. Ученые, в сущности, признают, что наш мир обладает достаточно сильной внутренней организацией причинных связей, благодаря которой вообще возможно постижение и описание существенных закономерностей природы.

  • Наконец, мы верим в силу индукции. Мы не верим в то, что «Между объектами нет доступной нашему наблюдению связи, и только при помощи действующей на воображение привычки, а не иного какого принципа можем мы вывести из существования одного объекта заключение о существовании другого» (Д. Юм).

  • Увы, распространенное непонимание этих банальностей ведет как к забавным оксюморонам в духе «наука ничего не принимает на веру», так и к довольно опасным «научным суевериям» двух видов: (1) суеверие неконтролируемого переноса на реальную действительность фактов, установленных для созданной наукой модели и (2) суеверие нарушенного закона точности, когда конкретные научные утверждения выводят из общефилософских принципов, а точными рассуждениями получают «истины», имеющие расплывчатый и общий характер.
    Такие дела.
    http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/SHREIDER.HTM