April 20th, 2007

Истинные баталии

Лента бурлит:-) Ругань, разборки, смачные оплеухи по чьему-то самолюбию.
Нет, марши тут почти не причем. Просто господа фантасты выясняют, кому в самой читающей стране жить хорошо, кто в этом виноват, и что с этим виноватым делать.
Началось все с того, что господин Нестеров опубликовал в своем журнале статью с названием КЕССОННАЯ БОЛЕЗНЬ, ИЛИ СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО АВТОРА Хорошая получилась статья… даже слишком хорошая, правильная слишком. Да, мусора печатают очень много; да жемчуг в этой куче попадается редко; да, тот, что попадается, по большей части принадлежит известным коллекционерам – молодые волки не торопятся рвать «стариков», хотя сами «старики» тоже переживают не лучшие времена . А главной причиной тому – упавшая до невозможности планка требований издательств к авторам фантастики.
Но как-то это все чересчур просто и очевидно…
И господин Дивов нашел у проблемы новые грани, изложив свое виденье вопроса в ОКОНЧАТЕЛЬНОМ ДИАГНОЗЕ, или СОБОЛЕЗНОВАНИЯХ ПАТОЛОГОАНАТОМА В первую очередь обратили на себя внимание резкие оценки… Но ведь суть-то не в этом! Мелочи все это…
А вот попытка рассмотреть текущую ситуацию в рамках противостояния романтических и сентименталистских традиций в фантастике – это внушаить… Есть только одно но. Я согласен считать Дивова и ряд других авторов «романтиками», вот только применение термина «сентиментализм» по отношению к творчеству упомянутых авторов новой волны «нулевиков» меня сильно удивило. Не то это слово, не то.
А правильное слово все-таки нашлось, и слово это – барокко . Просто вспомните, господа и дамы:
Барокко - своего рода культурная Контрреформация. Ответ на безудержный оптимизм Ренессанса, погрузившего человека в хаос бытия и оставившего его там одного. Барокко - защитная реакция на столкновение с хаосом: организовать, распланировать, придать форму, упаковать и повязать бантиком… Внутреннее напряжение, "нерв" барокко - это и есть постояное стремление упихнуть в форму и смысл неупихуемое. Это "топливо" творческого двигателя барокко. Материал сопротивляется, энтропия берет свое, хаос прет из всех щелей, но мы его, сцуко, все равно организуем, схомутаем, оформим в рамочку и прицепим бирочку. И чем сложней задача, чем хаотичней хаос - тем сильней напряжен творческий нерв, переламывающий это дело в порядок. Отсюда - тяготение к монументальным формам: хаоса МНОГО, а значит, и противостоящего ему порядка должно быть МНОГО. Отсюда тяготение к причудливым, асимметричным формам: укрощенный хаос особенно прекрасен тогда, когда по нему видно, что это до укрощения было именно хаосом. Отсюда разнообразие форм - оно идет "вдогонку" за бесконечным разнообразием хаоса. И отсюда же диктат формы.

Что такое романтизм?
Это культурная революция личности, задавленной барочным культом приличия и классицистическими рамками. Это реванш Ренессанса. Это "Я", которое выбралось из-под нагромождений формы и во весь голос заявило о своих правах. Это дерево, которому надоело, что его крону постоянно подстригают, придавая как можно более вычурную форму, а на корни постоянно ссут.

Романтик, как и барочный человек, оказывается один на один с хаосом. И вот тут проявляется фундаментальная разница между барочным и романтическим мировосприятием: барочный человек стремится этот хаос по мере сил застроить и упорядочить, а романтик в нем просто живет. Если он в нем не живет - то это только пока. Потому что он, мятежный, просит бури. И он ее допросится на свою непокрытую пудреным париком голову… Прибегая к образам - барочник постоянно строит замок, который за его спиной медленно, но неумолимо рушится. Но барочник говорит мирозданию: а не гребет - и тщательно отделывает фризы, расписывает плафоны и полирует статуям носы. Романтику же это замкостроительство представляется чистейшим идиотизмом: во-первых, все равно рухнет, во-вторых, всякий замок - это разновидность тюрьмы. Романтик строит не замок, а корабль - и плывет на нем в неведомую даль.

Шикарно ведь написано, согласитесь :-) И как красиво ложится на наметившееся в фантастике противостояние «нулевиков» и «писателей девяностых»! Писатели, сформировавшиеся в заорганизованное советское время, испытывают постоянное влияние романтических тенденций. Те же, кто становился на ноги в хаосе 80-ых-90-ых, тяготеют к барочному мировосприятию. ( Да что там писатели:-)) Меня самого задевает пафос замкостроительства, но совершенно равнодушным оставляет идея героического плавания за путеводной звездой ) Но суровые требования к форме, предъявляемые таким выбором, нелегко выдержать в нынешнее книгокипящее время – отсюда и действительно существующая проблема качества.